Проблески

Да помыслим о желанном

Блеске дивного Светила!

Разум наш да озарит он!

Гаятри (Ригведа)

ПРАВДА И ПРАВДИВОСТЬ

Лучший из обетов

 

"Так что желательно, чтобы все были хотя бы честные и чтоб не дрались. В крайнем случае, даже пусть себе немного дерутся, но только чтоб вранья не было. Это не значит, что не соври. Нет, врать можно. Но только самую малость <...> И лучше совсем без вранья, тогда, может, и драки прекратятся".

Этот отрывок из рассказа М. Зощенко отражает естественно существующую связь между ахимсой и сатья (правда, правдивость, истинность),  которые  в  авторитетнейших  индийских  текстах составляют неразрывную пару. Например, "непричинение зла живому — высшая дхарма, смирение — высочайшая сила, знание Атмана — высшее знание, а обет истины  лучший из обетов" (Араньякапарва, 203.41). Это проявилось и в названии движения за независимость Индии средствами ахимсы сатьяграха ("упорство в истине"). Выражение из Мундака уп. "правда лишь побеждает" (satyam eva jayate) (3.16) — стало девизом независимой Индии.

Если упростить до одной формулы понимание идеи Бога в мировых религиях, то в Ветхом завете "Бог есть закон", в Новом — "Бог есть Любовь", а в ведийской преемственности "Истина — есть Бог" Всё творится и всё проникнуто Истиной. "Истиной веет ветер, истиной солнце не небе светит, истина — речи основа, на истине всё основано".

В последнее время, когда объясняют этику индуизма или йоги, всё чаще особое внимание уделяют принципу сатья. "В наше время правдивость — эта самая высшая из всех добродетелей аскетизма. Тот, кто твёрд в правдивости, достигает Бога Недостаток правдивости >разрушает всякую добродетель" (Шри Рамакришна). Свами Джйотирупананда в своих лекциях по индийской философии также особо остановился на принципе правдивости.

Но в мире — невпроворот, тех кто врёт. Английские психологи как-то подсчитали, что средний англичанин говорит неправду около 200 раз в день. Не думаю, что англичане, всегда славившиеся хитростью в политике и бизнесе, отличаются особой неискренностью в быту. Видимо, это свойственно в той или иной мере всякому “цивилизованному” человеку. Самое безобидное и простое — когда на вопрос “как дела?” бодренько отвечают “прекрасно!”, когда все совершенно не так, а наперекосяк. Улыбаются знакомому “рад вас видеть!”, тогда как мысли — совершенно обратные. Теле- и радиовранье, газетные “утки” и подложенные “свиньи”. Обман конкурентов и налогосборщиков. Наряду с узаконенной “коммерческой тайной” впору уже узаконить и “коммерческую ложь”. Лгут даже исторические источники и история.

Напомним 81-частное подразделение, указанное Вьясой для насилия, применимое также и для лжи. Ложь бывает вызванная, совершённая и одобренная. По побуждениям — из жадности, из мести и из невежества, т.е., в сущности, из ложно понятого добра. У неё есть степени — от очень слабой до очень сильной.

Ложь не обязательно должна исходить от самого человека. Человек может побуждать другого ко лжи вольно или невольно. Благоприятная почва для лжи — насилие. Самые простые примеры: если родители за каждый детский проступок, отклоняющийся от их схемы воспитания, наказывают ребёнка, то, чтобы избежать наказания ребенок приучается лгать. То же в общественной жизни. Если на каждое выходящее за общепринятое мнение следует подавление — в обществе начинают царствовать лицемерие и ложь.

Виденье лжи — и словесное или молчаливое одобрение её — также нарушает правило правдивости.

Слово сатья относится не только к отсутствию лжи в речи. Правдивость не всегда является Правдой. Человек не всегда говорит правду, даже если искренно думает, что делает это. Он может ошибаться и заблуждаться в силу ограниченности своего ума или ограниченности того мировоззрения, которому следует. Или неправильно выразить верную мысль. Поэтому правдивость тесно связана с познанием. Так что сатья — не просто правдивость, а истинность. В русском слове “правда” также прослеживается эта связь: правда — это одновременно и честность, и истина.

“Правдивость есть соответствие речи и ума действительности. Каковы увиденное, логически выведенное или услышанное — таковы речь и ум” (Йога бхашья, 2.30).

Именно согласие между этими тремя составляющими лежит в основе правила правдивости.

Человек действует мыслью, речью, телом, и всякое расхождение между этими тремя "дробит" единую Истину и приносит человеку вред, хотя с точки зрения сиюминутной пользы может показаться выгодным, например, скрыть свои мысли, или сказать обратное тому, что думаешь, или же нарушить обещание и поступить не так, как говорил... и т.п. Но совершенствующийся должен стремиться согласовывать свои действия со своими словами и мыслями. Следует избегать не только прямого обмана или клеветы, но и приукрашиваний, преувеличений, лести, двусмысленностей, отговорок...

Полное соответствие мысли, слова и дела для обычных людей в наше тяжелое время, в черный век (кали юга) труднодостижимо, но тот, кто поставил себе целью не только телесные наслаждения, но и пользу и тем более — служение Высшему, не может не стремиться к совершенной правдивости.

Хорошие слова и дурные дела

В жизни много колючих изгородей и глубоких рвов между мыслью и словом. Мы не берёмся рассматривать искажение мысли словом как некое свойство общемирового Неведенья (авидья) в  духе  тютчевского "мысль изречённая есть ложь", а будем говорить только о сознательной и намеренной неправде, которая выступает в разных, иногда безобидных, а иногда в очень изощрённых обликах.

Ещё одно знаменитое выражение "слова нам нужны, чтобы скрывать свои мысли".

В зависимости от лежащего за словами намерения даже правдивые сведения могут стать ложью. Покажем это, ну скажем, на проблеме наркомании, с которой сейчас носятся средства массовой информации. Так носятся, что число наркоманов растет с каждой передачей против наркомании.

Например, якобы возмущенный гражданин (куда-де, власть смотрит!) взывает через них о том, что в таком-то месте открыто продают наркотики. На самом деле это оказывается рекламой места, где их можно купить.

В передаче о доблестной операции милиции и таможни по задержке наркокурьеров и изъятию сырья, сообщают, что столько-то его граммов стоят столько-то тысяч долларов, что пограничники и таможенники из-за недостатка средств и техники вылавливают только 10% перевозчиков и подробно расскажут, какими способами безопасней провозить.

Театрализованный “суд”-шоу над издателями, издавшими американскую книжку “Героин” с красочными картинками оказывается рекламой книжки и соответственно рекламой потребления.

Акции вроде “рок против наркотиков” строятся так, чтобы рассказы поп-звед о том как они употребляли наркотики, а потом бросили, сопровождаемые рок-музыкой в подогретой и взвинченной аудитории побуждали попробовать запретного плода. Сколько в таких аудиториях обкурившихся или заглотивших “колёса”.

На фоне духовного убожества, материальной нищеты и лжи средств массовой информации люди влекутся к запретному чувством протеста. Запрещение какого-либо действия повышает его значимость для личности. И неужто то, что понимаем мы, не понимают владельцы СМИ? Такой же механизм неявного воздействия используют и внушая нужные политические взгляды.

Из патентованных наркотиков —

Газета

Есть самый сильно-действующий яд

Дающий наибольшие доходы. (М. Волошин)

Средства массовой информации стали средством массовой интонсикации. Хитрецы и управляемые ими глупцы выдают это за свободу. А массовое сознание легко поддается идеологическим передергиваниям и подтасовкам.

Всего-навсего подмена одного слова в сообщенных сведениях из-за скрытого намерения становится “подрывной деятельностью”. Во время реформ косяком шли сюжеты о бедствиях ветеранов, пенсионеров, детей, солдат первой чеченской войны с таким назойливым сопровождением: “Родине (вариант: “государству”) её защитники (изобретатели, герои, учителя и т.п.) не нужны”. Подмена простейшая, сколь и подлейшая. Людям простым такие речи простительны. А вот тем, кто планировал, отбирал и пускал эти сюжеты с подспудной разрушительной кодировкой в эфир — нет. Ибо к Родине, как надличностному, многовековому, меняющему идеологию и формы правления, образованию, такие мерки прилагать неверно. А вот определённую власть, которая управляет государством и которая в то время была в руках демократов первой, надутой ветром с Запада волны, действительно винить во всем этом можно. Но пока они забирали себе “общенародную собственность”, они отводили народный гнев от себя на разрушение государства. Они и любовь к Родине считали крамолой против демократии и предпочитали красить в красно-коричневый цвет. Поэтому-то и не дождались от народа благодарности.

А Свами Вивекананда в конце XIX в. нацеливал молодых индийцев: “Вашим Богом на 50 лет должна стать Родина”. А ведь говорил он это в стране, в которой древний идеал совершенства предполагает равнодушие к миру, к социальному.

И наше мировоззрение отдает предпочтение не внешнему, а внутреннему, вере, а не закону, судит и ценит людей по намерению, а не действию. Оно часто ошибается, но и нередко угадывает.

Показная вежливость и любезность или высокие слова без истинного чувства или со скрытым намерением использовать в своих интересах, вызывает у нас неизменное недоверие и осуждение.

В человеческом обществе существовали и до сих пор существуют различные религиозные, политические, разведывательные и подрывные организации, в которых ложь, клевета, провокация по отношению к врагам считается священным долгом или доблестью. В политике вообще мерки иные, чем нравственные. В древнеиндийском трактате о политике “Артхашастра” Каутильи[1] и в средневековых трудах Маккиавели описаны множество способов обмана, оговора, столкновения противников, провокаций... В Артхашастре одна из глав (163.2) посвящена “войне словесной”, что сейчас бы назвали “войной информационной”. То есть, кажется, это было всегда.

Но есть разница. Нынешняя политика использует те же средства, но раньше политика была борьбой властных кланов, которые старались как можно меньше вмешивать массы в свои дела. Политической борьбе была выделена особая область с установленными правилами, и она не затрагивала основ жизни. Сейчас появилась массовая информация. И посредством её средств ложь теперь может быть многократно усилена, размножена, повторена и доведена до миллионов в самых далёких уголках мира. В силу усложнившейся жизни и усилившихся информационно-пропагандистской и военной техники, ложь становится частью информационных войн и приобретает особую разрушительную силу.

Ложью становится сам отбор фактов, выделение частного факта до обобщения или сведение целого явления до частного факта. Каждый мелкий огрех или пророненное впопыхах слово может в руках прессы быть раздуто до размеров гигантских. Обман, очернение противников, клевета, провокации приобрели уже планетарное распространение. Убедительность политической пропаганды, религиозной проповеди, лицемерного или расхожего морализирования обеспечивается не их соответствием правде, а внушением — многократным повторением, риторическими приёмами, авторитетом пропагандиста или учреждения, которое он представляет. Человек перестает различать, где правда, где враньё. Последствия и число жертв таких приёмов становятся катастрофическими.

И вместо того, чтобы ужаснуться — лгать становится все выгодней, всё легче, всё привычней.

И третья, противоположная: в наше время скрывать что-то и лгать становится всё труднее. В руках у бесцеремонных журналистов, политиков и спецслужителей кроме обычных “стукачей” — хитрейшие приборы подглядывания и подслушивания. Стены имеют уши, потолки — глаза. Придуманы способы определения личности — по отпечаткам пальцев, почерку, голосу, компьютерным адресам, сотовому телефону, характеру букв принтера. В руках конкурентов или спецслужб компроматы на всех более-менее значительных и влиятельных лиц...

А в наши дни, когда необходимо

Всеобщим, равным, тайным и прямым

Избрать достойного --

Единственный критерий

Для выборов:

Искусство кандидата

Оклеветать противника

И доказать

Свою способность к лжи и преступленью.

Поэтому парламаентским вождем

Является всегда наинаглейший

И наиадвокатнейший из всех. (М. Волошин)

И есть такой способ скрытого проведения своей линии: поставить у кормила власти безнравственного человека и пользуясь, скажем, его деньго-, жено- или самолюбием заставлять его делать угодное.

Значит, совершенствующемуся не надо заниматься политикой? Сидеть в своей хате с краю и наглым лжецам отдать руководство общественной жизнью?

9/10 людей, ленясь или страшась что-то делать и проявить себя в общественной деятельности, оправдываются, что, мол, надо быть свободным от быта, независимым от мира, свободным от политики. В большинстве своем у провозглашающих это в основе лежит не равнодушие к политике, а страх перед её могуществом. На самом деле они зависят от нее — так как очень большая часть их сознания занято ею. Они смотрят телевизор, читают газеты, ругают власти по кухням, имеют политические взгляды и предпочтения той или иной партии или политическому вождёнку.

Если вы не занимаетесь политикой, политики занимаются вами. И, к сожалению, среди них положительные, честные, жертвенные личности единичны. Одним из таких политиков был Махатма Ганди. Он руководствовался в борьбе за независимость Индии нравственными принципами: извещал своих противников о своих намерениях, останавливал даже близкие к успеху компании непротивления, если при этом проявлялось насилие и т.д.

Ну а, не святым, а просто честным людям как противостоять защищённой силой лжи? Как им оправдать скрытность, известную долю умолчаний, тактические ухищрения?

— Верой в обязательную победу правды. Тем, что их слова когда-то станут правдой, верой, что то, что мысль и слово — такая же действительность как предмет или явление.

Участие в какой-то мере в политике может быть для него умением противостоять промывке мозгов средствами массовой информации,

различать тех, кто является лучшим или, по крайней мере, меньшим из зол среди политиков

действовать по личной совести (скажем, голосовать), независимо от того, есть ли шансы победить или нет у его кандидата

и т.д.

Групповая нравственность и личная — не одно и то же. У государства особая нравственность, и горе ему, если оно начинает руководствоваться нравственными ценностями личности. Пример, от которого до сих пор идут волны, от которых содрогается Россия: неспособность Российской империи противостоять террористам, поддерживаемым финансово из-за рубежа, которые убивали от городовых до великих князей.

Но оставим скользкие тропки политики.

Все индоевропейским народам особо свойственна вера в силу слова. В русской народной медицине заговоры или, как их называют в Поморье, “слова” были одним из главнейших средств лечения.

Исследования культурологов, этнографов, антропологов, историков доказывают, что то, что сейчас называется психотерапией, появилось раньше лекарственной терапии и хирургии. Первыми средствами лечения были слово, мантра, заговор, а целебная трава или амулет — подсобными. В восточных целительских системах (аюрведа, китайская и тибетская медицина и др.) и донынеглавным содержанием лечения остается настройка энергетического обмена, и значение слова в этом деле огромно.

В отрывке из Шатапатхи брахманы, сравнивающим жизненные дыхания (праны) с жертвенными огнями, говорится: ""Поистине, служение этому огню — правда. Тот, кто говорит правду, подобен тому, кто изливает топлёное масло на зажжённый жертвенный огонь. Жар его все усиливается. С каждым днём он становится более сильным. Далее, кто говорит неправду, подобен тому, кто изливает воду на жертвенный огонь. Так тушит он его. Жар его всё уменьшается. Он ослабевает изо дня в день. Поистине, должно говорить лишь правду".

Здесь можно усмотреть прямую связь нравственности и здоровья или, иначе, прямого следствия телесного здоровья из здоровья нравственного. Насколько правдивость связана с физиологией доказывают существовавшие в древности почти повсеместно "заклятия правдой" или употреблявшиеся "испытания правдой". В Чхандогье уп. 6.16. приводится пример такого испытания как доказательство существования неуничтожимого и вездесущего Атмана. "Стремящийся ко лжи, покрывший себя ложью", взявшись за раскаленный топор, обжигается, а стремщийся к правде, покрывший себя правдой — не обжигается, и его освобождают». Это конкретное описание с символическим подтекстом — намёком на Освобождение от текучести, изменчивости и обусловленности проявленного существования.

Мы, конечно, не призываем ставить над собой такие эксперименты, интересуясь больше смыслом таких явлений. Объяснения, даваемые подобным фактам не очень-то убедительны, что бы ни говорили об условных рефлексах, самовнушении, самоанастезии и пр. И может, мы ближе подходим к Истине, если примем, что разум, речь и тело — именно в таком порядке и соподчинённости — проявления истинного человека?

Русские пословицы и поговорки понимают значение слова:

Язык мал, великим человеком ворочает.

Языком как рычагом.

Тёплое слово два лета греет.

Слово — не стрела, а пуще стрелы.

Слово — не обух, а от него люди гибнут.

Меньше врётся — спокойнее живётся.

Многие знают, что лгать нехорошо, но кому нехорошо — тем, кому лгут или лгущему?

Нынешнее "общепринятое мнение", поддерживаемое авторитетом механистичной науки, всё же остаётся на понимании мысли и слова как нечто вторичного и, значит второстепенного по сравнению с телом. Но даже в пределах этого взгляда на мир пагубность лжи можно объяснить сравнениями. Если в сложно организованной системе, управляемой компьютерами, произойдёт искажение или сбой программы, то чем сложнее система — тем большие сумятицу и разрушения это вызовет.

Истинное Существо человека — Атман, Вездесущий, Всезнающий, поэтому лгать неразумно и даже невыгодно, ибо не других обманывает лжец, но самого себя.

Ложь не хитрость, а зависимость, и опасней лгущему, чем обманутому. Даже собственным глазам и ушам не может поверить лгущий. И в самом добром совете ищет подвоха, пока не будет обманут ещё более прожжённым лжецом. Ибо одна ложь опровергает другую.

И если видите румяного, преуспевающего лжеца — пожалейте его. Сколько "правдочек" кишит в его уме! Для себя — одна, другу — другая, женщине — третья, начальнику — седьмая, врагу — тридцать третья. Как не перепутать, кому что солгать?

Лжецу не верит даже собственное тело, и карма караулит его — болезнями, неудачами, крушениями его хитроумных планов... Например, согласно индийским правовым текстам, если со свидетелем происходит несчастье, то это может указывать на его лжесвидетельство.

Увы, часто это происходит не столь быстро и очевидно, как хотелось бы. Поэтому, большинству из нас, живущих, или по-другому сказать, осознающих себя большей частью в проявленном мире надо уметь не обманывать других, не обманываться, принимая желаемое за действительное и не быть обманутыми обманщиками.

Чем разумнее и чище человек, тем меньше он способен лгать. Кто не страдает, когда ему приходится врать — значит — он просто ещё не дорос до того состояния, когда его слова для него что-то значат.

Есть люди, которые физически не могут сказать ложь, какие бы ловушки им не подстраивала жизнь. Легендарный царь Харишчандра, чтобы не нарушить своего слова и уплатить вознаграждение (дакшину) брахману, отдает ему царство, продаёт себя, жену и сына в рабство, выполняет работу неприкасаемого, собирая деньги за сожжение трупов... и после всех испытаний восходит на небо. Харишчандра с детства стал идеалом Мохандаса Карамчанда Ганди, сумевшего быть безусловно правдивым в такой, полной лжи, провокаций и коварства области, как политика.

Но, как и в случае с ахимсой, лишь тот, кто познал зыбкость преходящего мира, имеет право и силы на совершенную правдивость. Именно для таких людей говорит Вивекананда: "Всем можно пожертвовать ради истины, но истиной нельзя пожертвовать для чего бы то ни было".

Но нельзя быть и настолько одержимо-прямолинейным, чтобы требовать совершенной правдивости от всех. "Ибо отказ от лжи равносилен самоубийству” (Ф.Ницше). И тот же Вивекананда рассказывает, что к нему как-то обратился удивительно тупой человек, у которого не хватало воображения даже на обман, с просьбой научить его самопознанию. И Вивекананда посоветовал: “Научись сперва лгать”. То есть данному человеку в данное отрезок его жизни умение выдумывать и помнить, что он придумал, умение отстраниться от своей привычки даже к невинной правдивости (что в голове — то на языке) было более важным для развития.

В жизни обычного человека бывают ситуации, когда ему трудно сказать, что он думает. Скажем, существует угроза жизни, достоинству и достоянью, и правды требуют ведущие себя "не по правде" — обманщики, грабители, воры, шпионы, провокаторы, экспроприаторы. Есть времена, когда власть захватывают худшие, и правда становится самоубийственной или опасно для других. Тогда первенство может быть дано правилу невреждения (ложь во имя сохранения своей жизни,< и тем более, когда ваша правда может навредить многим другим).

Если речь идет о смерти или браке, ложь допустима: неправда может здесь обернуться правдой, а истина — ложью" (Араньяка парва). Когда существует угроза жизни, ложь (во спасение) не считается предосудительной. Что касается лжи ради брака, видимо, имеется в виду, прежде всего превозношение избранника или избранницы, приписывание ему или ей несуществующих достоинств и совершенств. По русской поговорке: “не по хорошему мил, а по милу хорош”. Надо уметь смотреть на человека с надеждой на его совершенствование, и если из брака вырастает настоящая любовь, то эти достоинства становятся истинными.

Оправдана ли неправда серьезно больному человеку? В каких-то случаях надежда на выздоровление может принести выздоровление. Поэтому в данном случае врачебная этика вроде бы права. Но с другой стороны, насколько нужно и нравственно притворное лечение безнадёжно больного? И еще: человеку надо подготовиться к такому великому событию в его жизни как смерть, а родственникам — к расходам на похороны. И, например в Америке, врач, напротив, обязан сообщить близким смертельно больного правду.

К сожалению, мало людей, которые знают Истину и могут дать такую надежду безнадежно больному, которая простирается за смертную оболочку.

 

Правде надо учиться

“Лучше хранить молчание, чем говорить бесцельно.

Лучше тихо правду сказать, чем смолчать.

Лучше говорить справедливую правду, чем только правду.

Лучше всего говорить правду мягко и приятно.

Правда подобна лестнице на небо, это жизнь, это лодка в океане жизни.

Нет религии выше правды".

Махабахарата

Говорить правду надо уметь.

“Надо говорить правду, говорить приятное, не следует говорить неприятную правду, не следует говорить приятную ложь — такова вечная дхарма” (Законы Ману, 4.138)

Мохандас Карамчанд Ганди так объяснял это изречение, которое лежит в основе идеала правдивости: "По моему мнению, смысл санскритского текста заключается в том, что правду следует высказывать в мягких выражениях (вежливо). Кто не может высказываться таким образом, тому лучше совсем не говорить о ней; нет правды в человеке, который не в состоянии контролировать свой язык".

Правда может быть убийственна. Неумеренное высказывание правды может привести к фривольности, болтливости, бесстыдству и т.п. и не принесет пользу ни говорящему правду, ни её выслушивающему. Любовь к человеку требует от высказывающего говорить только то, что принесет благотворные результаты (хита или патхья). Ведь даже благоприятная правда, будучи высказана в грубой, резкой форме, наносит больше вреда, чем приносит добра, приводит к отвращению и сопротивлению, что не совместимо с любовью. Мало ли мы встречаем таких “правдолюбцев”, которых лучше назвать "принципиальными" хамами! Поэтому истина должна быть высказана также в приятном (прийам) тоне. Высказывание истины, таким образом, является своеобразным искусством, которое должно постоянно и всесторонне совершенствоваться в устной и письменной речи.

“Если слова произносятся для того, чтобы передать свое знание другому, они не должны быть лживыми, ошибочными или лишёнными истинного содержания. Их использование имеет целью благо всех живых существ, но отнюдь не причининие им вреда. Если же слова произносятся (с благим намерением), но впоследствии могут причинить вред живым существам, то (они) будут не правдивыми, а лишь приносящими зло. Из-за ложной праведности, то есть внешнего подобия добродетели, они становятся худшим злом. Поэтому, имея в виду благо живых существ, надлежит говорить правду” (Йога бхашья, 2.30)

Прежде чем быть правдивым и искренним с другими, надо научиться быть правдивым и искренним с самим собой.

Начать лучше с более простого: чтобы слово не расходилось с делом. Легко сказать! Но сплошь и рядом говорим одно, а делаем другое — из страха, слабости, хвастовства, боязни огорчить, лести, лицемерия и мало ли чего ещё.

Чтобы уметь говорить правду, надо сначала научиться молчать.

Не разбазаривайте слова! Одни любят "поболтать", другие — рассуждать о "высоких материях" только потому, что это модно. Но любые декларации, не подтвержденные вашими поступками, подобны вылинявшим лозунгам, которым со временем не верят, потом не видят, а потом — срывают. С каждым необязательным, лишним, фальшивым словом сила его и вера в него убывают.

Попытайтесь перво-наперво не обещать, чего можете не выполнить. Это непросто, тем паче среди мотивов таких пустых обещаний есть даже желание сделать приятное человеку хотя бы словами (не задумываясь, насколько, надеясь и ожидая, он потом будет огорчен). Русская поговорка учит: “Не дал слова — крепись, а дал слово — держись”, а китайская — лучше сто раз отказать, чем один раз не исполнить обещанного”.

"Если я говорю даже нечаянно что-нибудь подобное тому, что "я пойду туда" или "я сделаю это" я должен пойти и сделать это, потому что я сказал. И я могу потерять мою твердость в правдивости, если я не буду держать своего слова до последней буквы. Откровенность, в противоположность скрытности, всегда бывает результатом строгого исполнения самых суровых правил религиозного аскетизма в прежних жизнях" (Шри Рамакришна).

Для приближения к совершенной правдивости иногда нужны часы или дни уединения и молчания (в этой связи см. также раздел о тапасе). Но молчание не должно переходить в скрытность.

Но не слишком скрывайте свои чувства. Чаще выражайте, что думаете — о человеке, чиновнике, учреждении, партии..., если, конечно, не грозит за это удар по голове (т.е. не нарушает правило невреждения).

Коль любить, так без рассудку,

Коль грозить, так не на шутку,

Коль ругнуть, так сгоряча,

Коль рубнуть, так уж сплеча.

Коли спорить, так уж смело,

Коль карать, так уж за дело,

Коль простить — так всей душой,

Коли пир — так пир горой!

(А.К. Толстой, 1850 или 1851 гг.)

Если вы будете искренни и правдивы с другими, вам легче будет понять свои недостатки и достоинства, ибо ваши слова и дела будут вызывать видимую реакцию в других.

Некоторые опасаются: ”Во что тогда превратится мир?” Можно подумать, что он сейчас настолько хорош, что искренность приведёт только к худшему. Лжецы, льстецы, наглецы, подлецы... как раз не молчат. Они лгут, льстят, хамят... Даже самый нечувствительный человек может заметить, что вы что-то скрываете, ибо он, может, скрывает то же самое.

Скрытность, лицемерие, околичности, недоговорённости, невыраженность того или иного внутреннего чувства или убеждения делают личность более напряжённой и несчастной и, в конечном счёте, более злобной и склонной к насилию. Посмотрите, как часто, например, ругаются сельские жители, и насколько они отходчивы. Горожанин же, вынужденный всё время носить маску безразличия и притворяться, злопамятен, и если срывается во враждебность, то становится часто безжалостным. Ведь скрытые лицемерием или из страха злобные, враждебные или корыстные чувства создают отравленное мысленное пространство, иногда гораздо более опасное для людей, чем открытое противоречие и противодействие.

Не прячьте кукиш в кармане. Не машите кулаками после драки. Правду надо говорить — но не злобно, не злорадно, не со страхом. Резать же правду-матку не надо. Пусть живёт.

Совершенная правдивость, согласно многим источникам, авторитетам и опыту должна проистекать из чувства доброты(ахимсы).

Управление речью как способ сосредоточения

 

Есть известное положение любой незакосневшей религии, что Истина, которую она провозглашает лежит за словами, и словами её передать нельзя.

Но можем приблизиться. Опять же через слово. Оно несёт определённое ощущение, исходный словообраз.

Надо сделать слова живыми и применимыми в жизни, столь же ощутимыми по воздействию как асаны, которые мы не стесняемся повторять годы и годы, чувствуя их пользу. А повторять высокие, ценностно окрашенные слова мы стесняемся или боимся. Может быть, словесные упражнения не менее важны, чем телесные?

Слова воплощаются делами: посему — избегайте слов злобных, оскорбительных, несущих или оправдывающих убийство и прочие неблаговидные поступки. Не обязательно они воплотятся вашими делами, но некоторых слабых умом или волей могут соблазнить...

Но если лгут вам из корысти, надрывая струны жалости, предупредите лжеца, что это может стать правдой!

Обусловленность — обуза слов, некогда воспринятых или сказанных.

Старайтесь не повторять и не применять бездумно чужие (общепринятые и официальные мнения и пр.). Это может быть ошибкой, неправдой или клеветой. Уметь говорить своими словами и от души — важный признак самопознания.

Часто применяют плоские штампы иной культуры не умея творчески передать ту же мысль на родном языке или просто не имея мысли. Поэтому так часто незнайки щеголяют иноязычными терминами. Без жонглирования этими терминами они беспомощны. Многие не верят родной речи, если в ней нет обилия иноязычных многоучёных терминов. Каждый же действительно что-то понявший в каком-то предмете может использовать уже простые слова и образные сравнения.

Языковое тело и языковую среду надо беречь. Когда ранят и язвят словами ближнего и дальнего, получают сдачу -словесные уколы, удары, истекают словами. Чужеродные слова, как чужеродные ткани, вызывают отторжение, представляя иногда смертельную опасность для народа. Когда расползаются иноязычные слова, скажем, мафия, криминальные структуры, рэкетир, киллер, аборт, геноцид или депопуляция, их противочеловечное содержание перестает ощущаться. А скольких бы защитили несомым ими нравственным осуждением от преступления или равнодушия такие слова как шайка, преступные сообщества, вымогатель, убийца, выкидыш, народоистребление или обезлюдивание! Было бы меньше простаков вроде одного мойщика машин или парнишки из Подмосковья, хваставших мне “я — мафия!”

Только очень немногие могут свободно пользоваться разными языками без ущерба для творческих способностей. Но и тогда они не думают на этом языке бессознательно, а переводят. “Разница между пониманием своего и чужого языка только та, что слова чужого языка вызывают в понимающем не то же представление, а другое, ему соответствующее. Здесь один язык вызывает деятельность другого”[2]

Чтобы верно упражняться в йоге, надо верно понимать, что стоит за используемыми санскритскими определениями. У индийцев нерассудочное знание главных понятий входит в плоть и кровь. Большинство же наших лишь заучивает йоговские понятия и поэтому не в состоянии выразить ими свой личный психо-физиологический опыт.

Общаясь с людьми из “околовосточной” среды диву даешься: чуть ли не у каждого “подъём кундалини” происходит даже чаще, чем эрекция, и она достигла, по крайней мере, анахата чакры..Да ещё при каждой асане или дыхательном упражнении они эту бедную кундалини “гоняют” от муладхары до сахасрары, так как у них “все чакры раскрыты”! А чуть прикроют глаза — тут же и медитация.

Так как большая часть сведений по йоге заимствована из английских переводных работ, применение санскритизмов и англицизмов доходит до идиотизма. Что, например, значит и как вам понравится выражение "канализация энергии" (с англ. channnelize)? Санскритские термины, которые употребляют некоторые "гуру", служат прикрытию их невежества и обману незнающих. Пересыпают речь словами "карма", "атман" "брахман", придумывают такие перлы как асанировать, пранировать, И за эти стекляные бусины падкие на экзотику дикари отдают настоящие ценности — свой здравый смысл, самостоятельность, возможность использовать само строение родного языка для познания Истины.

В ладонях долго воду не удержишь. С бенгальским огоньком не пройти все ночные бури. Так и чужую мудрость не пронесёшь через всю жизнь. На чужом языке истины не познаешь.

Выразить истину можно на родном языке. Более того, если она на нем не выражена, то она и не понята. Учительская сущность (гуру таттва) есть в каждом человеке, независимо от его расы, народности, языка. Но надо быть подготовленным, чтобы понять этого внутреннего учителя. И проще и глубже его понять можно на родном языке, чем посредством переводчика.

Так например, столь милый многим термин медитация не имеет для нас того смысла, который он имеет для западного человека и не раскрывает для нас смысл санскритского дхьяна. В западной, связанной с католичеством культуре, медитация это — часть литургии: короткая безмолвная пауза по звону колокольчика, когда верущие должны вознести внутреннюю молитву Богу. В православном наследии этого обычая и соответственно, этого слова нет. Более того, в Евангелии даже слово metanoie “осмысляйте”, “поймите” постоянно переводится как “покайтесь”, где пропадает значение хода размышления и понимания. А в английском медитация означает “размышлять”, “обдумывать что-то”, “планировать”, что чуть ли не противоположно смыслу дхьяны или самадхи. Ибо дхьяна не обдумывание чего-либо, не планирование, а поток мысли, свободно текущий и несущий личность к Высшему. Гораздо точнее и вернее в нашей языковой среде понятие дхьяна передаётся словом "созерцание" (тем более что дхьяна родственно dhī (взгляд, представление) и имеет другое название vidyā от общеарийского корня vid — видеть” с оттенком “прозревать”).

Самадхи с лёгкой руки Вивекананды с английского переводится как "сосредоточение" даже в последнем переводе его работ[3]. Но если вдуматься в значения слов, то сосредоточение — точная калька санскристкого екаграта. Самадхи же на русском языке лучше соответствуют слова "самость", "свершение", “совершенство” в зависимости от деления sam-ā-dhi или sam-ā-dhi.

Совершенная путаница с понятиями манас, буддхи. На санскрите имеется около 20 понятий, выражающих то или иноепроявление единого сознания, которые на английском переводятся просто как mind и consciousness: манас, саттва, читта, буддхи, махат, линга, асмитаматра и пр. Но и в русском множество исконных слов-понятий, отражающих то или иное состояние сознания. Ум, умозрение, умонастроение, умение, разум, разумение, разумность,сознание, осознание, рассудок, наитье, дума, раздумие, мышление...

 

Насколько больше возможностей представляет родной язык для понимания того, что упрощают переводом! Какое богатство смыслов и красок! И то, что выражают одним словом “медитация”, может быть и сосредоточением, и раздумием, и размышлением, и созерцанием.

 

Кришнамурти говорил, что "медитация — это не повторение слов".

Да, но повторение слов может привести к созерцанию. Это, например, делается посредством мантры. Многократное повторение мантры или имени Бога посредством джапы, аджапа джапы, киртана, бхаджана и проч. в ведийско-индийской культуре, зикр в суфизме — это способ очищения или возвышения сознания через слово. В вырожденной форме мы видим ту же веру в волшебную силу слова в дианетике, где один из главных приёмов глубокого погружения — метод репитера, букв. "повтора", в политических лозунгах, рекламах, повторениях в песнях... и т.п.

Утверждают, что основа мантры — не смысл, а её “вибрация” и поэтому переводить мантру нельзя, т.к. теряется её ритм и звучание. Однако даже ОМ многозначно истолковывается внутри индийской культуры. И новые мантры рождаются по образцу древних. Например, мантры Рамакришне появились в конце XIX в.

Ведь мантры — это свёрнутое до изречения или даже до слога мировоззрение. А не наоборот. С иной мировоззренческой и языковой средой оно взаимодействует по-иному.

Если хотите отойти от мира, можете повторять иноязычные мантры и применять иноязычные культурные понятия, но если хотите ещё осмыслить мир и передать этот смысл другим, вы должны это делать это на родном. И не о переводе на русский язык санскритских изречений идет речь. Можно пользоваться мантрами для сосредоточения из разных религий, но это только — ясли веры. Если нет пока веры в силу родных слов, истолкование, обобщение должно быть на русском (что, в сущности, всегда и происходит). Лишь когда Истина будет говорить с вами на родном языке, тогда только будет возможно настоящее познание и освобождение.

Сутру 2, 36: “При утверждении в правде действие и его плод подчинены (йогину)”, Вьяса объясняет в том смысле, что слова такого человека становятся делами и “имеют силу непогрешимости”. Если он скажет: “Будь праведен!” — человек становится праведным. Или (уже из другой религиозной культуры): “Возьми свой одр и ходи!” И то, что было возможным для великих в далёкие времена, в какой-то мере используется и ныне в оздоровлении и лечении — гипнозе, аутогенной тренировке. Обычное русское пожелание “Будь здоров!” — это и сотворение такого положения.

Правдивость — не самоцель, оторванная от других нравственных правил, тем более — не средство для самолюбования и хвастовства, но важнейшее средство самопознания. Ложь, невыполненные обещания, притворство, скрытность покрывают извечно-ясную Сущность человека мутью, уменьшают интуитивные способности и делают созерцание или искаженным или невозможным. Даже в хатха йоге отсутствие правдивости представляет серьезную помеху, ибо такой человек не способен правильно оценить или открыто обсуждать свои недостатки, ум и тело его зажато в психических тисках, он чаще смотрит на других, стремясь быть "не хуже", нежели прислушивается к своим ощущениям...

Занимаясь йогой, — верьте больше упражнению, чем воображению. Выдумки о якобы имеющихся видениях, сверхъестественных силах бесполезны, если не вредны...

 

Не продавайте и не предавайте правду! Лучше избегать мест, положений, должностей и пр., где приходится лгать или кривить душой.

Болезни словесные ведут к телесным. Возможно, одна из причин слишком частой болезненности “экстрасенсов” — несовместимая до ядовитости смесь и столкновение в их сознании понятий и слов из разнородных учений — науки, христианства, йоги, колдовства и много чего прочего.

Отказаться от ограниченности речи можно лишь дойдя и перейдя её границы.

Собирайте силу в слово.

Сколько получает монах подчинением старшим и уставу в течение 16 лет, столько получите вы, если запомните, будете повторять и поймёте одно изречение.

Сколько заслуживает не едящий мяса и не пьющий вина в течение 40 лет,

столько получите вы, если свяжете одной строчкой порванную нить преемства.

О правдивости в доброте и благотворительности

 

Правдивость — также неотъемлемая часть невреждения. Эта связь отразилась в названии индийской борьбы в английскими колонизаторами средствами ненасилия — упорство в истине (сатьяграха).

У человека разумного есть сокровенная потребность делать другим приятное или доброе, защищать и поддерживать слабых. Правда, потребность эту проявляют выборочно — пристрастно и с разными внутренними побуждениями.

Заводят, например, собак, а не детей, потому что с собаками меньше хлопот: ну покормил, ну вывел пописать-покакать. И любовь есть, хотя собачья, простая и беспроблемная. Или, вместо того, чтобы поддерживать лучших, обращают и расходуют эту потребность без особой пользы на каких-то бомжующих пьяниц.

Частенько нет правды в человеке, слишком рьяно и нудно осуждающем кого-то за чёрствость, эгоизм  и требующих от других  доброты, любви, жертвенности. Вглядись — и увидишь, что требует он это для себя. Во-первых, ругая других, дать выход распирающей его злобе. Второе: надеясь подсознательно что-то поиметь для себя от этой доброты. Во-вторых,  хая другого, чувствовать  себя лучше, выше и показать это другому.  В общем, тщеславие вкупе с неким  злорадством.

Но убеждая словами другого быть добрым, неискренний вынуждает притворяться таковым себя. А притворство противно и вредно. И оно зачастую оборачиваются тем, что человек, дабы соответствовать своим представлениям и словам о себе как высоко "моральном", вынужден (именно так!)якшаться, возиться с низкими и обхаживать худших.

Многие богатеи благотворительностью мнят откупиться от своей совести.

А вот Ганди никогда не давал милостыню попрошайкам.

Поистине, отсутствие правдивости  губительно не  только  для личности, но и для коллективов и государств. Разительный распад новой общности — советского народа и развал Союза, обвальный экономический и идейный крах это доказывают. Но сейчас стало  чуть больше возможностей высказывать, то, что думаешь (хотя  иллюзий  о существовании  у  нас действительной свободы  слова  строить  не стоит).  Позиции  партий, организаций, людей стали видней и отчётливей. У людей  появились  возможности  не только думать дома, но действовать  согласно своим склонностям.

Партийные «интернационалисты», вроде Шеварнадзе, сделали все, чтобы развалить «интернациональную общность» — Советский Союз и стать во главе "гордых национальных государств". Советские генералы (вроде Калугина да Дудаева) или комсомолькие вожаки вроде Радуева и Басаева, «воспитанные в духе советского патриотизма и интернационализма» стали предателями и военачальниками мелкодержавных нацистов. Иной экономист, бичевавший несколько  лет  тому назад капитализм и частную собственность, глядь, не только превозносит их, но и стал преуспевающим дельцом. И это хорошо, ибо он, по крайней мере, перестал обманывать  себя  и  окружающих, если уж не в процессе предпринимательства, то в своем отношении  к нему.

Но раз уж мы коснулись темы  приобретательства, у  нас есть возможность перейти к рассмотрению принципов астейа и апариграха.

 

[1] Кажется, эта древнейшая книга по тому предмету, который нынче считается экономикой и политикой.

[2] А.А.Потебня. О национализме.//Мысль и язык , Харьков. 1913 с.255

[3] . Свами Вивекананда. Практическая веданта. М.:Ладомир, 1993.