Проблески

Ты, солнце святое, гори!
Как эта лампада бледнеет
Пред ясным восходом зари,
Так ложная мудрость мерцает и тлеет
Пред солнцем бессмертным ума!
Да здравствует солнце, да скроется тьма!

А.С. Пушкин

 

Кто подходит к йоге?

Некоторые черты ума и нрава

Приступающие к йоге спрашивают, а сколько-то прозанимавшиеся рьяно рвутся объяснять, как правильно подходить к йоге. Хотя надо бы начать с вопроса — кто подходит к йоге?

Есть расхожее общее место, что-де йогой может заниматься любой человек, независимо от возраста, пола, семейного и общественного положения, религии и прочего.

Приятно слышать, в общем верно, но есть множество условий и оговорок. Даже для занятий хатха йогой, не говоря уже о более утончённых, то есть таких течений йоги, которые заняты почти исключительно очищением и управлением ума, нужны определённые свойства личности и особые психологические предпосылки. От нрава, черт характера, способностей, возможно, опыта прошлых рождений и т. п. во многом зависит, насколько успешно и до каких пределов человек в йоге продвинется.

Йога, по большому счёту, — дело, требующее здоровья психического и физического. В 12-й книге Махабхараты, Мокшадхарме утверждается: "Йогой может заниматься только сильный человек для обретения ещё большей силы".

Среди качеств подходящих для йоги людей, её писания или представители не выделяют как значимые возраст или особое здоровье. Способность к йоге оценивается по главному — состоянию ума. Их пять видов:

 

 

кшипта

расстроенный. В частности, к этому типу вполне можно отнести людей с психическими расстройствами, расстроенными большим несчастьем, горем, сильной физической болезнью

мудха

безрассудный, мятущийся, тупой.Санскритское слово забавно созвучно и по смыслу похоже на слово, простите, «мудак». Такой ум не способен к сосредоточению достаточно долго на одной идее или деле и часто делает а если что-то и делает, то всё невпопад, не вовремя, не так, наперекосяк, с противоположным результатом.

викшипта

Неустроенный, т. е. неподготовленный, неорганизованный. Например, не настроенный на совершенство и на усилия ради этого. Или, настроенный против йоги, слишком предубеждённый, как говорят, «построенный» чужим внушением, каким-то мировоззрением, не допускающим никаких творческих поисков и изменений, слишком  критичный. Это также такое состояние ума, когда, как говорят, «нет настроения», "не настроен".

экагра

сосредоточенный, обобщающий

нируддха

подчинённый

 

 

 

Преемство утверждает, что только два последних способно к йоге. Впрочем, имелась в виду йога подчинения ума и освобождения. Нынешней оздоровительной фитнес-йогой, особенно под руководством преподавателя, могут заниматься и третий, и даже второй  вид из этого перечня.

Разве что неоспоримый запрет — йогой нельзя заниматься людям с психическими расстройствами. Нельзя ведь исправлять повреждённый ум поломанным инструментом — тем же умом.

Учительство и самостоятельность

Множество помех и трудностей на пути йоги преодолеваются легче, если у начинающего упражняться в йоге есть знающий учитель. В индийском преемстве знание и приёмы йоги передавались от учителя (гуру) ученику по правилу показа, примера. Всецело доверившийся учителю ученик выполнял его требования и сознательно или бессознательно подражал ему. Учитель был обычно рядом, это избавляло ученика от необходимости учиться на собственных ошибках и от опасностей заблудиться. Такое послушничество очищало и делало в какой-то мере послушным его ум. По мере обучения и самообучения позднее могло прийти и понимание смысла и тонкостей осуществления.

В обществе, где йога заимствована, нет соответствующей мировоззренческой среды и такой связи знания как учительство, встретить подходящего учителя нелегко.

Положим, начинающий упражняться в йоге самостоятельно, поймёт, что ему нужен хороший преподаватель или учитель. И сразу встанут вопросы — где искать? Любой вам сетевой движок выдаст уйму ссылок, где предлагают себя в учителя. Как из них отобрать нужного? Тем паче, несть числа невеждам, хитрецам, выдающим себя за великих йогов и гуру. Ох, легко нарваться!

Впрочем, и подчиниться подобному «учителю» найдётся достаточно желающих. По Сеньке и шапка.

Встретить знающего, добросовестного преподавателя — уже большое поощрение. И, как говорят, хорошая карма.

Преподавателя асан хатха йоги ныне найти несложно. Для этого ему достаточно иметь некоторые спортивные способности, определённую долю тщеславия и набора каких-то санскритских терминов.

Но каждый ли их них способен дать что-то большее, чем показать какие-то асаны? Ведь ученик ждёт чего-то большего.

Как должен настоящий учитель выглядеть? Что уметь? Уже неплохо, если человек способен задавать себе такие вопросы.

Быть индийцем, обладать какой-то феноменальной гибкостью, иметь какие-то сертификаты и прочее учителю не обязательно. Но в йоге он должен быть сведущ: теоретически образован и практически опытен. Нужно в общих чертах быть знакомым с анатомией и физиологией. Он должен обладать особым даром перелагать и доступно, без чрезмерного использования санскритских или специальных научных терминов, доносить до подопечных ключевые положения и частности йоги.

Но самое главное – учитель должен хорошо чувствовать состояние подопечных, быть доброжелательным психологом. Он должен быть не тщеславен, не корыстен и заинтересован, прежде всего, в развитии знаний и своих учеников.

Не имея учителя, надо уметь самообучаться и что-то делать самому и как умеешь.

Есть ли ограничения по здоровью и возрасту?

Естественно, состояние здоровья — проявление состояния ума. О неоспоримом запрете заниматься людям с психическими расстройствами уже говорилось. С каким здоровьем можно заниматься?

Если принимать аюрведийское деление людей по дошам (вата, питта, капха), то любая из этих «психофизик» способна к занятиям йогой. Однако, для каждой свои заморочки и трудности в занятиях асанами. Например, ветреным мешает чрезмерная возбуждённость, порывистость и жёсткость суставов. Мокровялым (капха) — большие объёмы членов, жир, препятствующие прохождению нервных импульсов к мышцам. Жёлчным (питта) личностям — тщеславие, соперничество, хотя по телосложению это наиболее подходящий тип для занятий асанами.

Нужны ли спортивные способности?

Казалось бы, особенно легко было бы заниматься асанами спортсменам: и воля есть, и сила, и телом достаточно управляют. И желание с помощью йоги получить новые возможности у многих из них появляется. Но, оказывается, приблизиться к правильному, то есть безусильному ненапряжённому, выполнению профессиональным спортсменам зачастую труднее, чем нетренированным. Мешают два сложившихся (а может быть и врождённых) стереотипа мышления и поведения. В их психологии весьма силён дух соревновательности: привыкшие бороться с другими за очки, голы, секунды, они и в йогу переносят это, стараясь превзойти, если не других, то свой результат. И привыкли они делать это волевым и мышечным усилием и напряжением, и чем они больше — тем для них кажется очевидней достижение. А тут наоборот — надо прекратить всякие усилия и движения тела и достичь созерцательного спокойствия.

Такие виды спорта, как бокс, борьба, с их слишком раздутыми чувствами соперничества и насилия, противоречат обетам (йама) йоги.

С асанами,например, плохо совмещается тяжёлая атлетика, так как сильно «сажает» гибкость позвоночника. Впрочем, некоторое уменьшение гибкости позвоночника и диапазона движений происходит и при более-менее долгом ношении и переносе и не чрезмерных тяжестей, например, в горных восхождениях с рюкзаком и при продолжительной физической работе.

Который раз повторим: здоровье, гибкость и прочее не самоцель, а побочный продукт упражнения.

Лелеять свою гибкость и растяжку и бояться подъёма тяжести — это уклонение от йоги. В том же горовосхождении возможно применять и другие приёмы подчинения ума и тела (регулировку дыхания, джапу и пр.). Но если человек продолжительно занимался йогой, и его опорно-двигательный аппарат обрёл иное качество, такие нагрузки будут меньше влиять на гибкость, и возвращаться она будет много быстрее.

Долгие двигательные упражнения, особенно нацеленные на достижение первенства, ведут к эмоциональной усталости.

Когда в ходе труда или состязаний работник или спортсмен слишком много тратит энергии, мозг всячески этому противится, так как при этом тратятся кислород, глюкоза, которые он бы хотел сохранить для себя. Такое сопротивление проявляется чувствами — "больше не могу", "ради чего стараюсь"? и подобными. Если это повторяется постоянно, то почти неминуем когда-нибудь срыв в вялость, хроническую усталость, а в худшем — депрессию.

(Это относится и к звёздам эстрады или кино. Элвис Пресли, например, после того как перестал тратить энергию на эстраде, дошел до веса почти 200 кг, страдал от многих болезней и наркомании и умер в 42 года.)

Йога очень бережливо тратит и физические, и эмоциональные силы. При упражнениях йоги позу можно держать весьма долго без этих неприятных чувств. А заниматься, если делать это правильно и творчески, — можно годами, и не надоест.

Чтобы изменить сложившийся у спортсмена за годы тренировок и состязаний умственный и двигательный стереотип, потребуется долго учиться переключать ум и тело на разные режимы деятельности.

Поэтому, если уж сочетать занятия спортом и хатха йогой, то разумней добавить отдельные расслабляющие приёмы йоги, такие как макарасана, шавасана, успокаивающее дыхание, "йога нидра". Они вполне подходящи и успешно применяются для восстановления и реабилитации спортсменов.

Ну а любительские, точнее физкультурные занятия спортом (бег трусцой, велосипед, плавание и т. п.) вполне сочетаемы с занятиями йогой. Но эти два разных вида упражнений с разными энергетическими и функциональными режимами и двигательными стереотипами нужно развести по времени, чтобы они не сталкивались и не мешали друг другу: если бегаете по утрам, то йога — вечером, если вечером, скажем, играете в теннис или футбол, заниматься йогой надо утром.

 

Есть ли возрастные ограничения? Согласно правилам варнашрамы (то есть сословно-возрастным состояниям) йоге — для освобождения сознания! — следует предаваться, когда человек прошёл все стадии жизни и выполнил все жизненные обязанности. Но начинать учиться подчинять тело и ум человеку желательно ещё в юном возрасте, пока он не завёл семью и дом (в состоянии ученичества или брахмачарья). С этой стадией жизни в современном обществе схоже время обучения юного человека в школе и вузе, которое может занимать 11—17 лет.

После обучения, и до 45-50 лет обычный член общества вынужден заниматься самостоятельным "жизнеобеспечением". Семейные и общественные цели, ценности и заботы (жильё, семья, дети, служебный и престижный рост), отнимают большую часть внимания, времени и сил. У многих с уходом на пенсию появляются время, но на труд самосовершенствования увлечённости и сил уже не хватает.

Если время — это течение мыслей, действий, привычек, событий, то изменив их, можно в какой-то мере затормозить или даже повернуть время вспять. Впрочем, есть и вдохновляющие примеры людей, начавших упражняться в йоге "в возрасте" и упорной работой за годы ставших на десятки лет моложе, здоровее и "умнее" своего "паспортного" возраста. Это проявляется в обретении смысла и творчества в жизни, усилении выносливости, умственной ясности и работоспособности, чуть ли не юношеской гибкости и т.д.

Тем более, возраст — не помеха для освобождения. Но так как дело трудное, лучше начинать раньше. Не зря в Джабале уп., 4 говорится, что человек в любом возрасте и стадии жизни может стать подвижником, коль ощутил такую потребность.

 

Конечно, возраст, как и жизненный опыт и целеполагание имеет значение для выбора направления или школы йоги и чего, осуществляя её, достигнете.

 

 

Способность самоуправления в виде тело- и умоуправления.

Человек должен уметь в какой-то мере подчинять тело и сдерживать чувства. Быть способен к сосредоточению, самонаблюдению и разумному поведению. Ум должен быть способен к отказу от мешающих предрассудков, предубеждений и ограничений.

Приступающий к йоге должен быть в достаточной мере уравновешен. Беспорядочность, и неспособность упорядочить свою жизнь, порывистость, нетерпение становятся труднопреодолимыми препонами йоге.

Скажем, человек слишком волнуем каким-то сильным чувством или страстью — неважно с каким оно знаком — будь это неукротимое желание, ненависть, или даже безумная любовь — это волнение будет будоражить его ум, перебивать побуждение упражняться, мешать сосредоточенности и наблюдательности.

К большим помехам относятся вредные привычки и зависимости, вроде курения и пития, от которых человек не в силах самостоятельно отказаться. И если он быстренько не прекратит занятия, то само оно будет поверхностным, механистичным, некачественным.

Бывает, люди «убегают» в йогу от слишком больших страданий и преобладания отрицательных эмоций в жизни. Желание избежать страданий может быть важной побудительной силой и поначалу довольно быстро улучшить психическое самочувствие человека и физическое состояние. Однако если человек через какое-то время занятий не обретёт каких-то поощряющих достижений и не перейдёт к другой мотивации — познаванию, он или забросит занятия или будет годами топтаться на одном месте.

Уже в первые год-два занятий по ряду признаков можно судить о готовности и способности человека продвинуться в йоге.

Увлечённость, вера и воля. Чтобы доверять йоге и преодолевать имеющиеся трудности, занимающийся должен верить в себя, то есть в свои силы. Если человек заранее и слишком сомневается в необходимости или полезности йоги, чем она лучше других способов, если слишком боится — «нет учителя», да и «сумею ли», да и «времени нет» и «условия неподходящие» и ещё не начав заниматься, рассуждает о её опасностях и противопоказаниях — весьма вероятно, йога не для него. Таким потоком мыслей перекрываются многие её возможности. И вряд ли он прозанимается столько, чтобы приспособиться к ней и получить ощутимую пользу для организма и психики.

Если не стать одержимым, то увлечься йогой — поначалу почти необходимо. Пока человек не знает ни основного смысла йоги, ни многих её тонкостей, ни трудностей, ни радостей осуществления, к движению его будет побуждать вера, особый вид интуитивного знания. Человек, обратившийся к йоге, должен ощущать, что это не случайно. Должен чувствовать, что это определённая стадия развития его жизни. Должен верить, что йога — лучшее средство для тех целей, которые он перед собой ставит — будь это здоровье или управление умом.  В общем, человеку редко когда удаётся во всей полноте знать, какие результаты принесут его действия, как сложится будущее. Для того чтобы в неопределённости действовать, он создаёт некую модель-приближение, которую отделывает по мере опыта. Вера (пусть иногда и ложная), является предугадыванием возможностей и определённым видом сосредоточения. Она побуждает к действию, к упражнению и придаёт силы. Но не всякий загорающийся окажется способен верно, творчески и продолжительно упражняться.

Есть такой изощрённый способ «увильнуть» от серьёзных занятий йогой. Человеку не хватает желания, воли и интереса заниматься, а он "запугивает" себя и других непосильными целями и непомерными сравнениями с какими-то идеальными образцами: то с эпическими великими отшельниками, то с молодыми сверхгибкими девчушками. Мол, раз такого достичь невозможно — значит, нечего заниматься вообще.

Среди начальных условий необходима, хоть и не стальная, но не дряблая и верно направленная воля. Без неё не может быть каких-то значительных достижений.

 

 

Любознательность и понимание.

Но воля должна быть уравновешена разумом. Без разумности, здравого смысла вера и дурнонаправленная может завести в тупики и пропасти.

Чтобы йогой увлечься, заниматься и совершенствоваться, нужен определенный уровень умственного развития. Образовательного ценза нет но какое-то самообразование и способность самообучения быть должны.

Нужно, чтобы его интересы простирались дальше конкретных целей. Чтобы человеку было не просто необходимо, скажем, для лечения метеоризма, но радостно и интересно заниматься. Чтобы он стремился узнавать о йоге больше и получше, стремился к всё более глубоким или высоким знаниям. Человек  нелюбопытный, не стремящийся к самообразованию, не умеющий творчески  мыслить и понимать, вряд ли будет способен далеко продвинуться в йоге.

Не надо безоглядно и бездумно верить в прошлые предписания и советы «авторитетов».

Нужна способность понимать суть упражнений и представлений.

Пониманию смысла и движению к познанию и самостоятельности прежде всего мешают свои обусловленности, предрассудки, привычки, накопленные за прошлые годы.

Йога — это переустройство сознания и освобождение его от путаниц и пут. Набирание опыта йоги всегда связано с отказом от ряда прошлых заблуждений и привычек и даже части житейского опыта. Поэтому лучше бы поначалу избегать концептуализации и теоретизирования относительно йоги в целом, истолкования действия асан и пранайам. Это происходит естественно с увлечённым йогой человеком. Он верит, принимает за истину её положения, больше упражняется, чем теоретизирует. Излишняя же концептуализация чревата сомнениями и закреплением ошибок в качестве убеждений.

Упорство и последовательность.

Осуществление йоги — это тонкий и сложный труд, требующий кроме увлечённости и вовлечённости, волевых, умственных и физических усилий и неуклонной последовательности. Поэтому человек слабовольный и слабохарактерный, всецело увлекаемый потоком жизни, любыми массовыми, или сильными эмоциональными влияниями, вряд ли достигнет каких-то больших успехов.

Немаловажно терпение, так как некоторое время придётся работать без видимых результатов. Нужна и какая-то смелость, чтобы не пугаться при некоторых обострениях, связанных с переходом организма и психики на новый порядок функционирования

Если начавший заниматься йогой не втянулся в более-менее постоянные занятия и мечется от йоги — то к православию, то к экстрасенсорике, то к ушу,  возможно, его ум настолько неспокоен, что не подходит для занятий.

Если у человека не хватило интереса, увлечённости и последовательности на год-другой ежедневных занятий, ему не стоит ждать больших достижений. Остаётся утешаться поговоркой "Чем сиднем сидеть — лучше хромать".

Должно быть достаточно воли, уважения к йоге и внутренней мотивации и ответственности, чтобы, когда первое увлечение становится менее ярким, когда не очень хочется заниматься, выполнять йогу, как свой долг. Третья стадия – когда ему уже не надо себя принуждать и заставлять: занятия становятся необходимой привычкой такой же как умывание и чистка зубов по утрам.

 

Способность быть независимым от внешнего и повседневного. Даже телом посредством асан и пранайам, не говоря уж об уме, нельзя сознательно и действенно управлять, если человека  «заносит» потоком забот и хлопот повседневности. Надо отстраниться от них на хотя бы небольшое время, направить большую часть внимания и телесных сил исключительно на упражнения. Не проворачивать в голове прошлое, не выстраивать планы на будущее. Когда вы обеспокоены заботами о еде, работе, заработке или какими иными, даже качество выполнения асан заметно падает: делать их не хочется, гибкость снижается, асана плохо и меньше выдерживается, что-то отвлекает, что-то мешает.

Как призывал Будда, создай себе остров!"

 

 

 

Но чтобы обрести смысл и иное качество жизни, научиться управлять умом и наличными силами организма многие ограничения — не приговор и не медзаключение.

Йогой строится иной человек. Человек начинает новую жизнь.

Что здесь сделано — не гибнет, здесь утраты не бывает.

Даже малость этой дхармы страх великий избывает. (Бхагавадгита, 2.40)