Проблески

Ты, солнце святое, гори!
Как эта лампада бледнеет
Пред ясным восходом зари,
Так ложная мудрость мерцает и тлеет
Пред солнцем бессмертным ума!
Да здравствует солнце, да скроется тьма!

А.С. Пушкин

 

ПЕРЕД ВЫБОРОМ УЧЕНИЯ И СПОСОБОВ ЦЕЛЕНИЯ

Наш бестолковый и суетливый рынок завален сегодня таким количеством лекарств, медицинских услуг и книг о лечении и целении, которые книгопродавцы пренебрежительно называют “уриной”, что диву даешься, как ещё людям не надоела эта тема. Может быть, и надоела бы... Но здоровье — настолько первоочередная потребность человека, что он, сотни раз обманувшись очередной крикливой и многообещающей новинкой-приманкой-обманкой, снова и снова надеется на то, что вот наконец-то появилось самое лучшее средство от болезни, самый лучший врач или целитель, самая лучшая книга о здоровье...

Если вы сейчас держите в руках эту книгу, значит, вам важно что-то узнать. Больной хочет вылечиться, здоровый — укрепить здоровье, сострадательный — помочь больному, любознательный, для хорошего самочувствия, — узнать неизвестное.

Постараемся не обмануть ваше доверие назойливым и недобросовестным навязыванием очередной оздоровительной системы. Не будем завлекать вас ещё одной экзотичной и эзотеричной до истеричности восточной премудростью.

Ибо, как говаривал Козьма Прутков, “незрелый ананас для человека справедливого всегда хуже зрелой смородины”.

Итак:

Здесь не предлагается ничего нового. Излагается древнее. Но до сих пор живое и применимое, тысячелетиями проверенное.

 

Не предлагается ничего сверхъестественного. Только естественное.

 

Это книга не только и не столько для медиков, сколько для тех, кто не хочет стать их пожизненным клиентом и пациентом.

 

Надеемся в ней избежать узости как сугубо медицинского подхода, так и “оздоровительного кретинизма” и одержимости.

 

Она и не для узких специалистов по Востоку и отнюдь не подразумевает обязанности читателя стать востоковедом, аюрведийским лекарем или йогином не от мира сего. Хотелось бы верить, что она может быть с пользой применима людьми разного уровня образования, разных профессий и конфессий.

Цель этой книги — кратко и по возможности ясно изложить мировоззренческие основы аюрведы, древнеиндийского целительского науко-искусства, и, используя тысячелетний опыт её и йоги, предложить некоторые способы самонаблюдения и самоуправления, которые могли бы помочь разумному человеку в самопознании, а при необходимости — и в самолечении.

 

Чарака, один из основоположников аюрведы, восхваляет её как «безначальную, непреходящую, божественную, всеохватную, исцеляющую все мучения трёх времён, вечную, заслуживающую изучения».

В России об аюрведе до последнего времени было известно немного и немногим. Не нашлось ей места ни в энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона, ни в Большой Советской энциклопедии. В некогда самой большой библиотеке мира — Российской Государственной — есть лишь разрозненные тома её основных трактатов. Знатоков и хорошей литературы почти нет. Главные источники этой, пожалуй, древнейшей системы медицины на русский язык не переведены. Наши академические востоковеды почему-то занимаются лишь её дочерним и местным ответвлением — тибетской медициной. Только недавно появился ряд книг об аюрведе на русском языке, причём большинство из них представляют собой переводы американских популярных изданий, удручающе похожих одно на другое.

Какие пробелы надеемся мы заполнить этой работой? В подавляющем большинстве, если не во всех вышедших на русском языке книгах по аюрведе весьма трудно заметить границы между положениями собственно аюрведы и слишком вольными переложениями и фантазиями на её темы. Способствовать же творческому её пониманию могут, пожалуй, две-три, авторы которых имеют хоть небольшое отношение к индийской традиции.[1]

Но всякий, кто, даже не по самым лучшим изложениям, честно и непредвзято попытается изучить и понять аюрведу, хоть и покрытую патиной древности и туманом не очень понятных иноязычных и инокультурных понятий, может почувствовать, что в ней есть отобранная тысячелетним опытом истина, глубинно созвучная нашему исконному мировоззрению и вполне применимая ныне.

Конечно, мы сознаём, насколько трудно втиснуть это необъятное, многогранное и во многих своих частях сугубо медицинское учение в одну книгу. Даже главные трактаты аюрведы, не говоря уж о многочисленных комментариях к ним, представляют собой многие тома.

Очень хотелось бы подать сведения об аюрведе так, чтобы читатель, восприняв её главные закономерности, мог получить не просто её историко-текстологический обзор или жёсткие правила лечения и перечни труднодоступных снадобий, а правильный и творческий подход к этому учению и к своему здоровью. Но при этом, дабы не впасть в произвол мнений и толкований, будем стараться придерживаться древних источников.

Чтобы не искажаться, не утрачиваться, не прерываться, быть живой и способной к обновлению и применению в новых условиях, растущее из наследия преемство должно время от времени обращаться и приникать к первоисточникам.

Поэтому в нашей работе мы постараемся соединить изложение аюрведы, переводы избранных глав и отрывков из трудов её основоположников и истолкование некоторых её идей в силу нашего скромного понимания. Насколько оправданно и гармонично будет это сочетание — судить читателю. По крайней мере, обширные выдержки из трудов ведущих создателей аюрведы, которых называют “большой тройкой” (vṛddha trayī), — Чараки, Сушруты и Вагбхаты — уменьшат опасность постепенного вытеснения и подмены её основных положений произвольными толкованиями популяризаторов.[2]

Однако наша работа ни в коей мере не будет комментарием на эти трактаты, но своего рода “перекличкой” с этим древними писаниями.

Особенно широко будут представлены выдержки из “Чарака самхиты”. Выбор “Чарака самхиты” определяется тем, что это древнейший из сохранившихся трактатов аюрведы и, пожалуй, самый почитаемый, а главы из “Шарирастханы” (“Положения о теле”)[3] — тем, что в ней излагаются важные теоретические положения аюрведы, связывающие тело с “космическими силами”. При нынешней утрате целостного взгляда на человека и мир помнить, ощущать и понимать это очень важно. Ибо вряд ли мы сможем идти по жизни без заблуждений и болезней, если не представляем себе места нашего тела в мироздании.

Постараемся оградить читателя от необходимости пробираться через чащобы санскритских и греко-латинских терминов, по возможности переводя основные понятия аюрведы на русский язык и давая при этом их транскрипцию.

Если при рассмотрении теоретических основ аюрведы мы будем больше опираться на индийские источники, то в прикладных вопросах, напротив, постараемся приводить те оздоровительные и лечебные средства, которые менее специфичны и наиболее доступны в наших условиях. Из таких средств особое внимание мы уделим упражнениям йоги.

Надеемся, что наша скромная работа побудит к знакомству с аюрведой, к переводам и дальнейшему изучению на русский язык её источников, но главное — к творческому применению тех целительных возможностей, которые в ней содержатся.

"Медицинский настрой" человечества

Пожалуй, на протяжении всей истории существования человечества не было времени, когда люди уделяли столь огромное внимание своему здоровью. Сеть аптек, поликлиник, санаториев, профилакториев, многомиллионная рать врачей и ученых-медиков, медицинские теле- и радиопрограммы, журналы, книги, газеты, могучая фармацевтическая и медицинская промышленность борются за здоровье человека. Казалось бы, прекрасно! И успехи вроде бы налицо, но... Вместо одних побеждённых болезней выползают невесть откуда новые или изменившиеся старые, поглощение в большом количестве лекарств ведёт к ослаблению сопротивляемости организма и разнообразным недугам, растёт зависимость человека от лечебных учреждений и препаратов, страхи перед настоящими и мнимыми болезнями отравляют его жизнь.

Всё больше явлений рассматривают сегодня с медицинской точки зрения. Раньше молились для спасения души или занимались йогой для свободы — теперь для оздоровления. Раньше писали книги, чтобы дать своё понимание истины людям — теперь выплескивают в мир всякую мерзость, избавляясь от “подсознательных комплексов”. Ещё недавно Баха, Моцарта, Чайковского слушали “для души”, для духовного роста — теперь они на дисках и других носителях продаются как “релаксационно-терапевтическая музыка”. Убеждения заменяются словесными установками в гипнозе, психотерапии или аутогенной тренировке.

Человек стал много знать и беспокоиться о болезнях, но забыл, что такое здоровье и покой.

Ощущение себя больным ведёт к неумеренному потреблению медикаментозных профилактических средств и лекарств. Привычка к беспокойству начинает действовать как фактор риска при неблагоприятных внешних воздействиях. Напряжение жизни, работы, неуёмной погони за удовольствиями, неумного “отдыха”, неверное понимание картины мира и своего места в нём порождает огромное число болезней.

Человечество то ли серьёзно больно, то ли скоротечно одряхлело. Нуждается в лечении… И его предлагают.

С одной стороны — сотни исследовательских институтов и центров, монографии и статьи с формулами, графиками и фотографиями, журналы, газеты, популярные радио- и телепрограммы, сайты, миллионы медицинских и околомедицинских работников, получающих за свою деятельность зарплату и гонорары. С другой — действующая полуподпольно или подпольно целая рать целителей и экстрасенсов, тоже в массе не бескорыстных. Вдобавок из их рядов лезет столько невежд, самообманывающихся, обманщиков и шарлатанов, что противники, не особо кривя душой, объявляют всё это неофициальное течение вредоносным. “О йоге и упоминать страшно — заплюют”, — сказал однажды занимающийся ею врач.И борьба между научной медициной и вненаучным целительством идёт не только за своё превосходство и лучшие методы, а скрытно — за многомиллионную “клиентуру и её средства. С обострённой тщеславной косностью “евроцентричная”, “наукоёмкая”, технологичная медицина рассматривает все другие виды целительства как проявления чуждой идеологии и невежества, а ныне — и как конкурентов, а не союзников в общем деле оздоровления человека[4].

Но только ли от суеверного невежества люди верят какой-нибудь неграмотной бабульке, а не сияющим белыми халатами и ланцетами светилам медицины?

При любом развитии и совершенствовании научной медицины некоторая область вненаучного врачевания, уходящая корнями в донаучную эпоху и в глубины человеческого сознания, будет существовать всегда. Борьба с ней запретами, запугиваниями и замалчиваниями ведёт лишь к ухудшению качеств самой медицины — к подмене борьбы за здоровье борьбой за “честь халата”, к цеплянию за отжившие теории и методы лечения.

К тому же, значительная доля обвинений в нелепости теории и средств народного целительства вызвана во многом несовпадением мировоззрений и явными недоразумениями от незнания языка древних систем медицины. Многие представления аюрведы, изложенные в древних трактатах и выраженные в санскритских понятиях, оказались вне принятого на Западе научного языка и поэтому до последнего времени — вне внимания. А когда внимание обратили, то больше на «научно недоказуемость» многих представлений аюрведы, на неэффективность многих её мероприятий и средств лечения...

Однако здоровье человечества больше выиграет от взаимообогащающего диалога, нежели от беспощадных сражений. Этому диалогу и поднятию уровня вненаучного целительства могло бы помочь издание источников и серьёзных исследований о древних целительских системах.

Кстати, а что получится, если с предвзятостью и пристрастием современной медицины подойти к ней самой? А получится

Очерк несправедливых обвинений в провальных достижениях

 

Дурно используемое врачевание становится острым ядом.

Чарака самхита, Сутрастхана 1.126

 

Сразу оговоримся: у нас отнюдь нет намерения “отдельно взятыми случаями” очернять достоинства современной медицины и злопыхать по поводу её недостатков, превознося древнее целительство. Избави нас, разум, от революционной перестройки вообще и медицины в частности. Мы преисполнены глубокого уважения, признательности и благодарности миллионам честных медиков, трудящихся по всей земле в больших и маленьких больницах, поликлиниках, медпунктах и аптеках и спасающих людей от смерти, зубной боли или от безнадёжности. За рамками нашего намеренно пристрастного отбора и обобщения фактов остается их зачастую героический труд, даже за небольшую зарплату (а ныне на нашей Родине часто и без таковой).

Таким намеренным сгущением окраски приводимых фактов мы лишь надеемся ярче высветить как некоторые мировоззренческие ограничения и недостатки современной медицины, так и возможные плодотворные направления её будущего развития на благо людям.

Наверное, каждый в своей жизни сетовал сам или слышал жалобы других на беспомощность медицины, на бесполезность медицинских мероприятий и средств. От этого легко отмахнуться: есть-де отдельные неудачи и ошибки, но в целом сомневаться в прогрессе медицины — это дикость или клевета и т. д. Однако есть факты, наблюдения, опыты тех же медиков, которые странно подтверждают обывательские жалобы. Ещё столетие назад великий французский клиницист Труссо поставил в медицинской клинике следующий опыт: в течение года он половину всех больных лечил признанными в то время лекарствами, другую вёл совсем без лекарств. Забавно, но процент выздоровления был один и тот же в обеих группах.

А сколько людей страдают от неверного диагноза, неправильного лечения, лекарственной передозировки, при необязательной операции под ножом хирурга, от наркоза, от невнимания персонала!

Болезни настолько многочисленны и взаимосвязаны, а их симптомы настолько переплетены, что развитие медицины далеко не обеспечивает точность диагноза. Так, данные обследования уровня здравоохранения одного из районов США показали, что примерно седьмую часть инфарктов врачи ошибочно определяли как болезни лёгких или почек.

Профессор психологии Давид Розенхам как-то “подставил” своих коллег-психиатров. Он сговорился с 12 “нормальными” людьми, которые поочередно являлись в психиатрические клиники и, предварив свой рассказ об обычных событиях жизни неправдой о слышимых ими иногда “голосах”, зарабатывали диагноз “шизофрения”. Причем попасть в клинику оказалось гораздо проще, чем выписаться. Одному испытателю даже пришлось бежать.

В своё время много шумели по поводу использования психиатрии в СССР для расправы с инакомыслящими. Но и на “свободном Западе” занимались и занимаются тем же! “Отклонения” до 60-х годов XX века уничтожали лоботомией, то есть рассечением моста между правым и левым полушариями мозга, электро- и инсулиновым шоком. Ныне используют так называемые “химические смирительные рубашки”. Подавляют транквилизаторами не только болезненные симптомы, но и всякую необычность в психике, которую при предвзятом взгляде и огромном перечне симптомов в справочниках очень просто принять за болезнь. Кто подсчитывал, сколько гениальных или просто необычных людей были объявлены безумцами и “залечены” после появления психиатрии?

Несмотря на провозглашаемую профилактическую направленность медицины, мощная лекарственная, химическая и хирургическая терапия применяется по любому, иногда самому незначительному поводу. Одно из крайних проявлений такого подхода, которое было распространено на Западе до 60-х годов, — удаление у совсем маленьких детей червеобразного отростка и миндалин “в целях профилактики”.

Добиваясь впечатляющих успехов в анестезиологии, реанимации, используя современные антибиотики, производя поражающие пересадки органов, и хирургия, оказывается, в некоторых случаях топчется на месте. В конце XX века показатели послеоперационной смерти от острого аппендицита не снижались в течение 15 лет и составляли 0,3 %. Но и благоприятный исход этой операции имеет целый ряд тяжёлых последствий: варикозное расширение вен нижних конечностей, паховые и бедренные грыжи, нарушение функции мочевого пузыря и прямой кишки, атония кишечника, полипы, аденомы предстательной железы, миомы, фибромы матки и кисты яичников, мужское и женское бесплодие и многие другие.

Можно было бы привести десятки, а при большом желании — сотни подобных фактов из разных изданий. Да что там издания — наверняка у каждого найдется пара-тройка примеров из печального опыта, собственного или знакомых.

Один врач рассказал мне жуткую историю болезни женщины, обратившейся в поликлинику с небольшим недомоганием: изредка и не слишком сильно проявляющимся повышением давления. Врачи решили, что виновно опущение почки, и настояли на операции. Почку подтянули, но во время почти трёхчасовой операции из-за неудобного положения головы и зажатости сосудов больную частично парализовало (гемиплегия). Да ещё при операции перетянули мочеточник, в результате чего началось его острое воспаление, и почки стали хуже справляться с выводом продуктов распада. Боролись с ним сильными антибиотиками, из-за чего почки стали вообще отказывать. Вскоре одну пришлось удалить. В итоге практически здоровая женщина стала инвалидом.

Автор этой книги, хоть и не может “похвастать” большим опытом пребывания в лечебных заведениях, однако за свою жизнь не раз сталкивался с лечебными ошибками. В детстве перенёс в Филатовской больнице тяжёлую операцию по поводу флегмоно-язвенного аппендицита и почти месяц послеоперационного лечения. А всё из-за того, что участковый врач не смогла поставить вовремя и правильно диагноз, выписывая таблетки против расстройства желудка и пищевого отравления. В студенческом возрасте, попав с переломами ног в институт Склифосовского, неделю с лишком мучился от болей. Оказывается, врачи просто перепутали виды гипса на ногах, что могло привести к неправильному сращению костей. Спасибо, при профессорском обходе ошибку заметили. Было забавно, когда пришел врач с ножовкой и стал отпиливать… не ногу, слава богу, а часть гипсового сапога.

Большая проблема наших больниц и роддомов — плодящаяся там болезнетворная флора, уже плохо поддающаяся антисептике (стафилококки и пр.). Да и само по себе пребывание в больницах — в больничной ауре и микрофлоре, с пассивным лежанием, в полной зависимости от врачей и приборов, с потреблением множества лекарств — ослабляет волю и иммунитет человека.

Ещё случай из собственной жизни. Имея совсем уж тощую медицинскую карточку в районной поликлинике, автор был как-то направлен в больницу из-за нарыва травмированного пальца и, подвергнувшись вскрытию нарыва (что было нужно) и недельному противостолбнячному и антибиотиковому «колотью» и пичканью таблетками (что по незначительности и роду травмы было вовсе не обязательно), ощутил явное снижение выносливости и сопротивляемости тела. А через три месяца внезапно заболел какой-то непонятной болезнью с температурой за 41°, чего не бывало за сознательную жизнь уж точно. Не настаиваю, что это следствие лечебных мероприятий, но и не исключаю.

 

 

Рисунок 1 Человек, ставший пациентом.

 

Огромное число больных СПИДом заразились им в результате переливания крови в медицинских учреждениях. Есть веские основания предполагать, что большое число осложнений вызывает не всегда нужная и слишком сильная вакцинация, которая превратилась в обязанность (вроде крещения во времена господства христианства) и даже показатель законопослушности гражданина.

Антибиотики, имея краткое положительное воздействие, приводят к появлению устойчивых к ним штаммов микробов. Немецкие исследователи поместили возбудителей менингита в среду, где постепенно увеличивали концентрацию стрептомицина. Уже через три дня получили микроорганизмы, в 2000 раз более устойчивые к антибиотику. А через несколько недель новые поколения микробов чувствовали себя прекрасно в среде, где концентрация пенициллина была смертельной для человека!

От употребления антибиотиков происходят болезненные изменения во внутренних органах. Тетрациклин вызывает дисбактериоз, повреждение печени, угнетает рост зубов и костной ткани у детей, повышает заболеваемость кариесом и т. д. Сульфаниламиды, помимо прочего, снижают количество лейкоцитов и тромбоцитов в крови. Антибиотики, гормональные препараты и транквилизаторы могут поражать людей ещё в утробе. Так, тетрациклин и левомицетин свободно проникают через сосуды плаценты в ткань плода и способны повредить мозг.

Даже простой аспирин, снижая вероятность инфаркта, увеличивает вероятность инсульта, язвенной болезни и так называемой аспириновой астмы, успокаивающий валиум действует угнетающе на дыхательный центр, многие транквилизаторы понижают тонус сосудов, а антидепрессанты приводят к истончению костей и безволию. Как говорится, хрен редьки не слаще.

Многие лекарства ядовиты или обладают некоторыми наркотическими свойствами, и у человека, потребляющего средства для повышения давления, слабительные, снотворные, транквилизаторы, вырабатывается привычка, превращающаяся в зависимость. В США от отравления лекарствами за год умирает около 100000 человек. Успокоительные и снотворные лекарства широко используются токсикоманами и теми, кто вообще хочет успокоиться в вечном сне.

В целом успехи видны, пожалуй, лишь в двух областях современной медицины: в борьбе с инфекционными эпидемиями и в хирургии, дошедшей до пересадки органов и частей тела (тем более что бедняков, за пачку банкнот готовых продать почку или часть костного мозга, в мире предостаточно). Однако число нервных и психосоматических болезней растёт обвально. Лечение же хронических болезней с помощью лекарств и процедур узконаправленного действия сводится к устранению внешних симптомов, при этом причины болезни загоняются внутрь.

Чтобы не выглядеть совсем уж злобствующим клеветником и “медициноненавистником”, на этом остановимся и ограничимся общими выводами.

Итак, первое. Всё более ясным становится, что медицина и медицинская психология, и психиатрия в том числе, основанные на наблюдениях за больными людьми, не способны сделать человечество здоровым.

Второе. Врачебная специализация при видимой разумности более углубленного и подробного знания “раздробила” пациента на тысячи различных болезней и синдромов, размыкала его по разным врачебным кабинетам. Врач стал слишком узким специалистом, не способным к широкому и человечному взгляду на человека. Оториналаринголог лечит ухо-горло-нос, уролог занимается болезнями нижней части живота, проктолог — прямой кишкой, невропатолог — нарушениями в нервной системе, эндокринолог — гормональными... Каждый выписывает против “своей” болезни лекарства со многими побочными действиями, подчас не намного менее вредными, чем изначальное заболевание. Лекарства же изготавливают вдалеке от больного человека на фармацевтических фабриках или в аптеках. В общем, по юмореске: один сверлит, другой замораживает, третий вырывает, четвёртый зубы изготовляет, пятый вставляет... а за здоровье в целом никто не отвечает.

Третье. Есть достаточно много наблюдений, показывающих, что все могущество медикаментозной медицины призрачно, хотя из-за круговой поруки и экономических интересов медиков и производителей лекарств это замалчивается. Успешность применения лекарства оценивается по его действию на одну болезнь, а снижение иммунитета и неблагоприятное воздействие на многие другие телесные функции не учитываются из-за их “отложенности”.

Получается, что медицина одно лечит, другое калечит. Удаляя одну болезнь, сеет многие. Удлиняет продолжительность жизни (больных), а не её  качество.

И четвёртое. В мире, где царствует рынок (как бы клеветнически это ни звучало), даже экономически медицина всё больше заинтересована не в исцелении людей, а в наличии достаточного количества больных. Она превратилась в доходное предприятие, связанное с финансовыми интересами огромного числа людей, получающих зарплату, гонорары, дотации, гранты, уважение. Существуют финансируемые из госбюджета НИИ, исследовательские центры, медицинские программы и разнообразные издания. Производство медикаментов, медицинских приборов и инструментов — это огромная отрасль с огромными доходами. Да вдобавок отъёмом средств у страдальцев занимаются теневые производители фальшивых лекарств и торговцы ими.

По подсчётам Министерства здравоохранения и гуманных услуг США, американцы тратят на медицинское обслуживание и социальное обеспечение сумму, вдвое превышающую недостижимый для других стран бюджет Пентагона. Еще бы: в конце 80-х обычная электрокардиограмма стоила порядка 20$, анализ крови 40–60$, рентгеновский снимок 30–50$, зубная пломба 50-100$, дородовое наблюдение 2000$, роды без осложнений 2500$, консультация у педиатра 40–80$, день пребывания в больнице от 500 до 2000$, самая простенькая операция по поводу аппендицита 2000$, операция шунтирования — до 100 000$, пересадка костного мозга – до 250000$. Здесь за американцами нам, слава богу, пока не угнаться, хотя, например, цены на зубные услуги у нас уже примерно те же (тогда как доходы — неизмеримо меньше, а инфляция — неизмеримо больше).

В Америке кроме богатых фондов со СПИДом борются правительственные организации, получающие деньги из госбюджета. СПИД “помогает продавать акции, проводить благотворительные вечера, торговать презервативами и заключать страховые контракты”. Выходит, что косвенно — для всех, кто получает деньги на борьбу со СПИДом, — он выгоден! Торговцы, эксплуатирующие страх перед СПИДом, идут на любые ухищрения. Одно время было распространено мнение, что СПИД передается с пόтом человека, которому делают массаж, а также переносится комарами. Потом оказалось, что это придумали или распространяли в обществе компании, продающие перчатки для массажа, и производители и торговцы репеллентами. А у нас совсем просто: на улицах подходят какие-то молодые люди, представляющие то “церковь единения”, то очередную организацию по улучшению человечества и просят “пожертвовать на борьбу с наркотиками и СПИДом”.

Естественно, что такому бизнесу выгодно расширять возможный рынок. Как мрачно шутят, теперь у вас найдут какие угодно болезни за ваши же деньги. Огромная часть средств уходит на рекламу, красивые упаковки лекарств, качественно ничем не отличающихся от “старых версий”. Что ни год, объявляется о том или ином новом открытии и обещается, что вот-вот будет решена проблема атеросклероза, рака, СПИДа, долголетия и т. д. А количество больных, врачей и медицинских средств растёт, хотя, вроде бы, должно быть наоборот.

Итак, печально, но очевидно: медицина незаметно для себя извратила своё предназначение и больше нуждается в больных, чем в здоровых. И при таком медициничном подходе пациент неотвратимо обращается в клиента. Ещё в гимне Ригведы простодушно-мудро было сказано: “Различны бывают людские обычаи: желает поломки плотник, увечья [желает] лекарь, брахман — желающего выжать сому” (9.12). В древних мироустройствах тоже были “профессионалы”: знахари, лекари, “лечцы”, целители. В Индии до сих пор существуют потомственные роды (jati) таких целителей (ojha), некогда бывшие почти в каждой деревне. Но опасность их большей заинтересованности в больных, нежели в здоровых, уменьшалась тем, что они, занимая своё место в общине, не принимали излишних даров и денег за свой труд, ибо, наживаясь на скорбях людей, они потеряли бы уважение, клиентуру (стоит ли ходить к врачу, если у него так много больных?) и способность целительства. Вернуться к временам, когда медицина не зависела от “золотого тельца”, сегодня, конечно, невозможно. Но, может быть, когда-нибудь понимание того, что бескорыстное лечение направлено на оздоровление общества, а корыстное — на его ослабление, приведёт к новым и лучшим видам медицины и медицинского страхования[5]

И сегодня уже многие учёные медики пытаются обратить неповоротливую махину медицины на путь изучения и поддержания устойчивости человеческого организма.

 

 

 

[1] Пожалуй, из первых популярных книг по аюрведе, появившихся на русском языке, хоть и в дурных переводах, лишь у Д. Чопры, В. Лада, Д. Фроули видно самостоятельное понимание сути аюрведы. Во многих же упоение экзотическими понятиями (доша, ама и пр.) и лекарствами зачастую подменяет собой смысл.

[2]Чтобы читатель мог отличить переводимые отрывки из аюрведийских писаний от авторского текста, мы будем выделять их шрифтом.

[3]Глава 5 из раздела “Шарирастхана” “Чарака самхиты” приводится полностью в Части 1 книги, а глава 1 — в Приложении 1.

[4]По крайней мере до последнего времени в США аюрведа не была лицензирована. Д. Чопре, американскому врачу, разъясняющему и использующему аюрведу в лечении, вручили насмешливую “нобелевскую премию” за самую ненаучную идею (имеется в виду идея “квантового тела”).

[5]В Древнем Китае некогда существовал хороший обычай: врач получал плату до тех пор, пока человек, за которым он следил, был здоров. Когда он заболевал — могли наказать врача — и денежно, и грубее.