Проблески

Ты, солнце святое, гори!
Как эта лампада бледнеет
Пред ясным восходом зари,
Так ложная мудрость мерцает и тлеет
Пред солнцем бессмертным ума!
Да здравствует солнце, да скроется тьма!

А.С. Пушкин

 

Вечная дхарма и йога

Даже если действия, касающиеся жертвоприношения, обычая, обуздания чувств, ненасилия, принесения дара и изучения Веры, и были связаны с дхармой, всё же высшая дхарма та, что связана с познанием Самости (Атмана) посредством йоги.

Яджнявалкья смрити, 1.8[1]

Идею дхармы многие мыслители и индологи считают второй по важности и по её значению в сложении особенностей индийской жизни после идеи Бесконечности и Всесущности Духа. Это идея Вечного Установления, Вечного Порядка, Вечного закона, которым устроен и поддерживается мир и которому должны следовать люди.

Слово дхарма (от санскритского корня dh=/dhar – держать, поддерживать, сохранять, устанавливать, образовывать) относится к одному из основопологающих понятий индийского мировоззрения и мироустройства. Оно удивительно многозначно, и в разном положении и окружении может иметь смысл «установление»,«устав»,«порядок», «правило», «долг», «справедливость», «добродетель», «идеал», «истина», «норма», «качество», «категория», «элемент», «целость», «общность». Каждое из этих значений выявляет всего лишь одну сторону этого всеобъемлющего понятия.

Самоназвание индоарийского мироустройства, что называют индуизмом, – санатана дхарма или Вечное Установление. Это не какое-то одно вероисповедание, или вероучение, или мировоззрение, не просто «вечная философия», как пытался выразить это понятие Кен Уилбер. Это также и “правильный порядок нашей жизни во всех её проявлениях” (А. Гхош).

Очень удачное соответствие смысловому полю слову дхарма нашел Свами Сатьянанда. Исходя из корня слова, дхарма – это то, что держит общество вместе и поддерживает ее его устройство. Можно например, сказать «индусская дхарма», «буддистская дхарма» или «христианская дхарма», что сближает её с религией, или «дхарма сына» дочери¸ сестры, отца, что подходит под чувство долга. Из обобщения таких разных смыслов, дхарма означает духовность.

В дхармашастрах дхарма разделяется на два вида:

· всеобщую по ее применению, которой должны следовать люди всех сословий, семейного и общественного положения, стремящиеся к совершенствованию (sādhāraṇa dharma или sāmānya dharma)

· сословно-возрастную (varṇāśrama dharma), являющейся её видоизменением применительно к людям того или иного сословия или стадии жизни и многообразие которой столь же неисчислимо как неисчислимо число людей.

Наиболее общий перечень обязанностей-добродетелей Всеобщей дхармы для всех учений и варн – невреждение, правдивость, нестяжание и т.п. имеет почти такое же содержание как йама Патанджали. Дхарма, понимаемая как духовность и добродетель, – не только путь к освобождению, но и освобождение – ключ к пониманию дхармы.

 

*

Дхарма – эта такая значимость, которая связывает человека с высшим благом.

Шабара бхашья, 14.11–12

*

Веду, священное предание, поведение добродетельных и самоудовлетворение[2] – это объявили четыремя очевидными источниками дхармы.

Законы Ману, 2.12

Поистине, вот [целительное] средство для воплощенного существа (бхутатман): приобретение знания веды, следование своей дхарме (свадхарма), следование своим жизненным состояниям (ашрамам). Поистине, это закон своей дхармы, прочие же [подобны] ветвям ствола. Благодаря ему [человек] получает свой удел наверху или [идет] вниз. Такова своя дхарма, провозглашенная в ведах. Нельзя принадлежать к [какой-либо] ашраме, преступая свою дхарму. И поистине, когда говорят, что [человек является] подвижником и не принадлежит к ашрамам, то это неправильно. [Однако] без подвижничества, поистине, нет достижения знания Атмана и совершенства в делах. Ибо сказано так:

Подвижничеством достигается благо, от блага приходит разум,

Разумом достигается Атман; достигнув его, [человек] не возвращается [в мир].

Майтри уп.4.3.

*

Свой долг[3] без достоинств лучше прекрасно исполненного чужого.

Лучше в долге своем кончина, долг же чужой опасен.

*

Свой долг без достоинств лучше прекрасно исполненного чужого

правильно дело свое совершивший скверны не обретает.

Бхагавадгита, 3.35;18. 47

 

Отношения йоги и дхармы как правил личного поведения и общественного порядка неразрывно связаны, хотя не всегда безмятежно. С одной стороны, йога – неотъемлемая часть Вечного Установления (санатана дхармы), то есть идеального мироустройства. Сборники установлений дхармы хармашастры), неоднократно отмечая их связь и единство, объявляют йогу завершением дхармы.

С другой стороны, в ведийском наследии есть такое положение: при противоречии всеобщей дхармы сословно-возрастной предпочтение должно даваться последней. Но так как йогины пребывают вне варна-ашрамового устройства общества, их долгом становится исполнение Вечной Дхармы, а не сословно-возрастной.

Ценность добродетельных действий для йогина не в том, что они дают какую-то заслугу (ведь он не собирается возрождаться даже на небесах), а в том что они удаляют преграды сосредоточению и те превращения Природы (Пракрити), делающие его зависимым от них.

И здесь важно не слишком придавать значения своим добрым делам и тому, принесли ли они должные следствия, хвалят за это или хулят. Иначе. Ум становится привязан к плодам действий. Шива самхита, 5.4 среди препятствий йоге отдельно выделяет «препятствия от дхармы», приводя довольно большой перечень мешающих или отвлекающих обрядов и правил поведения.

Согласно пониманию дхармы йогой Патанджали, добродетель (дхарма) может увеличиться от действий, ведущих к освобождению, тогда как от противоположно направленного поведения – увеличивается недолжное (адхарма).

Ведь йога направлена на освобождение – даже от всякой дхармы. Поэтому взыскующий свободы йогин уже в какой-то мере свободен от подчинения дхармовым правилам.

Но это в идеале и для редких людей Подавляющее же большинство ныне занимающихся йогой нацелены не на Освобождение, а напротив, на успешную деятельность в обществе и семье, улучшение телесного здоровья, красоты, умственной деятельности и т.п.

Для них особенно важно понимание и осуществление йоги как своей дхармы, как единства своего предназначения и общественного долга.

 


[1] Самозванцев А.М. Книга мудреца Яджнявалкьи. –  М.: Восточная литература, 1994. – С.28.

[2] Соответственноśruti, smṛti, sadācāra, svasya priyamātmanaḥ.

[3] дхарма.