Проблески

 

Всегда мыслить о Самом высшем,

стремиться к познанию сути –

это зовётся Знанием,

незнание – всё остальное.

Бхагавадгита

ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ ЙОГИ

Писания йоги – её «история» и послание

 

По большому счёту, у йоги нет истории, нет прошлого и даже будущего. Йога – вечное настоящее. Попытки написать какую-то «историю йоги» с точки зрения её «прогрессивного» развития, ведут к слишком большим упрощениям и жёсткому схематизированию.[1]

Для нас, воспринимающих йогу из современности, очень многие из её корней и тонких подробностей не видны или непонятны. Отсюда трудно представить, что вдохновляло человека на йоговский подвиг, плохо слышно, как и какие знания устно передаются учителем, смутно видно, как вливаются в йогу и влияют не неё местные верования, обычаи и психотехники.

И, если вглядеться внимательно и непредвзято, опыт йоги воспринимается нами, большей частью, из письменных источников, а её история для нас оказывается историей этих источников. Конечно, многое, что включало ее в наследие или отталкивало от него, остаётся за текстом. Но именно письменное изложение йоги и ее закрепление позволили развить ее «специализацию» и открыть ее для распространения, а позднее – и научного исследования.

Знание развёртывается и вырастает по присущим ему законам. Пока человек не способен открыть вечное, всеообъемлющее, Знание в своём Разуме, он нуждается в передатчиках знаний и умений, которые к нему подводят. Нельзя обрести необусловленное и непосредственное Знание, не узнав о нём и не осмыслив слова заслуживающих доверия посредников. Безрассудно пренебрегать тем, что открыто, проверено, отобрано, сохранено и передано через поколения.

Человек не может верно судить о таких возвышенных состояниях, которых не испытал лично или о которых не узнал хотя бы из непосредственного и заслуживающего доверия источника. Если он решил двигаться к совершенству посредством йоги, ему необходимо, хотя бы на первых порах, опираться на указания наследия и сверяться с ними. Иначе неподготовленная самостоятельность мысли и выводов в отношении йоги окажется, всего-навсего, плодом собственных умственных предпочтений, предрассудков, обусловленностей, а также общерасхожих мнений и заблуждений из «йогической» поп-литературы.

Чтобы эти недопонимания и заблуждения не увлекали устремлённого в неверном направлении и не заводили его в тупик, на пути познания должны быть расставлены чёткие вехи прошлого знания и опыта. Важными, хотя не единственными, источниками познания и осуществления йоги являются её писания.

Современный западный человек может извлечь более-менее верное знание о йоге преимущественно из них.Любое переосмысление йоги, всякие нововведения, применительные к современности психофизиологические обоснования и объяснения, передача идей и понятий другим языком (например, научным) должны согласовываться со Знанием, переданным и через писания.

Конечно, письменные источники йоги – не просто совокупность каких-то сведений, объяснений и чётких предписаний. Не только свидетельство о том, как йога проявлялась в прошлом. Они могут помогать осуществлять её и ныне. Это сгущённое или свёрнутое в слова Знание передаёт, помимо каких-то сведений, "дух" преемства и некий вдохновляющий творческий заряд, который помогает открыть это Знание в себе, творчески выстраивать личное мировоззрение на основе преемственного. Знание, полученное из источников йоги также является источником энергии, дающим и направляющим силу на многолетние упражнения.

Но отражёное в писаниях йоги древнее и великое Знание требует правильного понимания и истолкования. Мы проделаем небольшую часть работы в этом направлении.

 

Пусть же эти писания воспринимаются не как старинная редкая диковинка, любопытная, но бесполезная в нашем обиходе, но как ещё годное средство для прояснения сознания.


 


[1] Например, Worthington Vivian A history of Yoga. – London, 1982.